Архитектурные
статьи



История древних армянских архитектурных сооружений в Иерусалиме

Биография и творчество великого архитектора Леон Баттиста Альберти

Филиппе Брунеллески,- кто Он?

Божественное вдохновение требует одиночества и размышления. В истории искусства Микеланджело






 
   

Заработать легко! Следует только открыть счет форекс и торговать.
Здание Оперы в Сиднее

Время: 1959-1973 гг. Место: Сидней (Австралия)

В основе проекта Оперного театра
лежит желание привести людей из мира
ежедневной рутины в мир фантазии,
где обитают музыканты и актеры
Иорн Уотзон. 1965 г

  Сиднейский оперный театр - единственное здание XX века, вставшее в один ряд с такими великими архитектурными символами XIX, как Биг-Бен, Статуя Свободы и Эйфелева башня. Наряду с Айя-Софией и Тадж-Махалом это здание принадлежит к высшим культурным достижениям последнего тысячелетия.
Как и сам Сидней, Оперный театр был придуман британцами. В 1945 году в Австралию прибыл сэр Юджин Гуссенс, скрипач и композитор, который был приглашен Австралийским комитетом телевидения и радиовещания (в то время его возглавлял другой рафинированный британец, сэр Чарльз Моузес) в качестве дирижера для записи концертного цикла. Гуссенс обнаружил у местных жителей "необычайно горячий интерес" к музыкальному искусству, но удовлетворить его было практически негде, кроме Сиднейской ратуши, по своей архитектуре напоминавшей "свадебный пирог" в духе Второй империи, с плохой акустикой и залом всего на 2500 мест. Как и многих других приезжих, Гуссенса поразило безразличие сиднейцев к великолепной панораме, на фоне которой раскинулся город, и их любовь к затасканным европейским идеям, возникшим в совершенно ином историческом и культурном контексте. Это "культурное раболепие" позже нашло свое отражение в перепалке по поводу спроектированного иностранцами Оперного театра.

Сиднейское здание Оперы — один из самых прославленных архитектурных образов XX века. Его название сразу вызывает в памяти определенную форму и место. Оперный Дом стал частью переосмысления архитектуры в 1950-х гг., отталкивающегося от модернизма 1930-х и 1940-х. Здесь, в новой стране, молодой архитектор предложил новое видение и достиг новых высот. Расположенный на скалистом мысе Бекнелонг Пойнт, образующем Сиднейскую бухту, самом оживленном месте Сиднейского залива, где когда-то возникло первое поселение белых в Австралии, здание Оперы преобразило это место в ряд плато, над которыми парят белые раковины. Проект был выбран из 233 предложений на международном конкурсе, организованном правительством Нового Южного Уэльса в 1956 г. 29 января 1957 г. 38-летний датский архитектор Йорн Уотзон был объявлен победителем.

Замысел и конструкция

Замысел здания прост: платформа, в которую врезаны два амфитеатра. Нам этими двумя залами, их фойе и барами легко поднимаются арки облицованных белой черепицей больших раковин. Они парят подобно парусам или облакам, и Уотзон на самом деле рисовал облака над плато, чтобы объяснить свой проект. На конкурс был представлен только эскизный проект, и эти кровли в форме раковин оказалось очень трудно сконструировать и построить.
С 1957 по 1961 гг. Уотзон и его инженеры, фирма Ове Аруп, опробовали три или четыре различных подхода. Проблемы были вызваны сложностью геометрии и повторяемостью форм раковин. Однако в 1961 г. еще до эмиграции из Дании в Австралию, Уотзона осенила вдохновение и он разрешил проблему конструкции раковин здания Оперы. Решение заключалось в том, что все сегменты раковины должны быть вырезаны из одной сферической поверхности. Потом рассказывали, что Уотзон убедился в своей правоте с помощью опущенного в ванну пляжного мяча или с помощью апельсина. По этой версии, 4-летний сын Уотзона, Ким, показывал отцу, как он чистит апельсин. Шкурка продемонстрировала, как из сферы можно получить примыкающие друг к другу криволинейные поверхности. По словам Фила Дрю, Йорн сказал «это большая сфера с вырезанными из нее частями, совсем как апельсин».
Основная геометрия была утверждена, когда раковины стало возможным изготовить из сборных ребер. Все части раковин были собраны на месте, собранные ребра были «прошиты» тросами с напряжением, образовав свод. Полные своды развернулись веером, образовав соответствующую сторону раковины.
Собранные корытца, или «чешуйки» с керамической черепицей, перекрыли промежутки между ребрами, образуя поверхность раковин. 1000000 черепиц покрывают 4240 «чешуек», причем в центре чешуйки расположены блестящие черепицы, а по краям - матовые. Переливчатая поверхность, по выражению Уотзона, «взаимодействует как ногти и плоть». Еще он сказал: «Солнце, свет и облака сделают кровлю живой», так что зрителям «никогда не надоест смотреть».

Блестящее разрешение проблемы раковин показывает интерес Уотзона к архитектуре взаимодополняющих форм - «конструктор», с которым он играет. Взаимодополняющие формы становятся темой его метода проектирования, применяемого и к зданию, и к мебели — примером могут служить его собственный дом в Сиднее и осуществленный проект здания парламента в Кувейте. Ле Корбюзье, творчеством которого Уотзон интересовался, спроектировал больницу в Венеции, в которой повторяющиеся формы крыш использовались для создания поэтичного образа.

Фазы строительства

Проект здания Оперы предусматривал три стадии проектирования и строительства: сначала - форма, затем - крыши, и в заключении - наружная отделка и монтаж стеклянных стен. Фанерные стены ребра залов, отделка интерьеров также входили во вторую стадию. Архитектурные идеи каждой из трех стадий были просто и прямо изложены Уотзоном в двух книгах: Красной книге 1958 г. и Желтой книге 1962 г. В них он изложил заказчику свои замыслы и намерения, проиллюстрировав их рисунками и чертежами. Под его руководством были построены платформа и крыши. Осуществить третью стадия ему было не суждено.
Трагическая история отставки Уотзона такова. В 1964 г. в Новом Южно Уэльсе сменилось правительство, и новая власть повела атаку на Уотзона, подвергнув публичной критике, отказавших выплачивать ему вознаграждение и оплачивать заказанные им работы. Уотзон написал новому министру: «Вы вынудили меня оставить работу!» 28 апреля 1966 г. Уотзон и его семья тайно покинули Австралия. Его заменила специально организованная фирма Hall, Nodd & Littlemore. С 1966 г. Питер Холл становиться архитектором проекта. Это он закончил Концертный зал и Оперный театр, а также детально проработал окна и лестницы.

Проект Уотзона предусматривал два зала, расположенных бок о бок на большой платформе так, что их сцены были развернуты к югу,-а фойе выходили на гавань. При таком плане было невозможно организовать традиционные помещения за сценами и по сторонам от них. Уотзон предлагал обслуживать сцены с помощью системы лифтов. В 1967 г. Питер Холл выдвинул новое решение: исключить сцену в большом зале, превратив его в концертный, а для оперы оставить только меньший из двух главный залов. Здание было достроено именно в таком виде.
Слушатели и посетители прибывают к зданию со стороны города, пешком проходя по суровому пространству под большой лестницей, перекрытому скульптурными бетонными балками. Затем они поднимаются по лестнице на уровень основной платформы, как будто «проходя из низкого нартекса или крипты в величественный готический собор». Фойе очень светлое, а ребра свода взмывают до самого верха раковин. Из южного фойе боковые коридоры поднимаются к северным фойе и барам — величественным многоярусным пространствам с панорамным видом на гавань. Входы в оба больших зала расположены в северных фойе и боковых коридорах. Интерьер Концертного зала отделан фанерой белой березы, которой приданы граненые и изогнутые формы; сиденья на 2679 человек расходятся радиусом от трибуны для оркестра. За галереями для оркестра и хора находится орган, спроектированный и построенный сиднейским мастером Рональдом Шарпом. Он был закончен в 1979 г., уже после завершения строительства здания Оперы, и является самым большим механическим органом в мире.
Оперный театр устроен более традиционно -ложи и галереи, вмещающие 1547 человек, уступами поднимаются вокруг авансцены. Красочный «Занавес Солнца», созданный Джоном Коберном, смягчает мрачный тон выкрашенного выкрашенного в матовый черный цвет обрамления. И Концерный зал, и Оперный театр снабжены внешним акустическим каркасом из полых деревянных цилиндров. Эта внешняя стена в сочетании с ребрами кровель и стальными переплетами создает палитру естественных тонов коридоров и фойе снаружи главный залов.
Здание Оперы было открыто королевой Елизаветой II 20 октября 1973 г. «Строительство пирамид сопровождалось очень острыми разногласиями, но и сейчас, 4 ООО лет спустя, их считают одним из чудес света. Я верю, что так будет и со зданием Оперы в Сиднее»,- сказала королева.
Почему сиднейское здание Оперы является современным чудом света? Безусловно, оно обогатило музыкальную жизнь Сиднея и обыграло возможности места, а с его строительством связана большая человеческая драма.
Но главное - здание Оперы с его трехмерной формой и парящими кровлями стало символом Сиднея. Оно было первым из ряда выдающихся современных зданий, которые не только украсили города их местопребывания, но и показали, как архитектура может преобразить город и придать ему новую энергию. После сиднейского здания Оперы подобны сооружений было построено немало - например, центр Помпиду в Париже, Гонконгско-Шанхайский банк в Гонконге, музей Гугенхейма в Бильбао. Здание Оперы Уотзона было первым.
В 2001 г. через 35 лет после окончания строительства, Иорн Уотзон согласился быть консультантом сиднейской архитектурной фирмы Johnson Pilfon Walker по реконструкции своего шедевра, которая обойдется в 89000000. Из всех достопримечательностей Австралии Сиднейская опера привлекает наибольшее количество туристов. Еще до Олимпиады она стала одним из самых знаменитых зданий в мире. Сиднейцы с удовольствием избавились бы от помпезной мишуры 60-х и достроили Оперу так, как хотелось Утцону, - сегодня деньги для них не проблема. Но поезд ушел. Мальоркский затворник уже не тот юный мечтатель, что победил в конкурсе. Нежелание Утцона видеть свое изуродованное детище можно понять. Правда, в прошлом году он все-таки согласился подписать некий расплывчатый документ, на основе которого предполагается разработать проект восстановления Оперы стоимостью в 35 миллионов фунтов. Согласно этому документу, главным архитектором строительства будет сын Утцона - Ян. Но великий шедевр не создашь с чьих-то слов, даже если это слова самого Утцона. Его Оперный театр с гигантской сценой и ошеломительным по красоте интерьером навсегда остался лишь чудесным замыслом, которому не суждено воплотиться.

Возможно, этого нельзя было избежать. Как все большие художники, Утцон стремится к совершенству, полагая, что именно этого требуют от него и заказчик, и собственная совесть. Но архитектура редко становится искусством, она скорее сродни бизнесу, который стремится удовлетворить противоречивые требования, да еще с наименьшими затратами. И мы должны быть благодарны судьбе за то, что редкий союз визионера-атеиста и наивного провинциального города подарил нам здание, чей внешний облик почти идеален. "Вы никогда от него не устанете, он никогда вам не надоест", - предсказал Утцон в 1965 году. Он был прав: этого действительно никогда не случится.
Здание Сиднейской оперы, открытое в 1973 году, включено в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, Эта работа датского архитектора Йорна Утсона (Joern Utzon) воплощает в себе лучшее в зодчестве XX века - новаторские конструкцию и облик, органичное решение ландшафтных задач.

Параметры
• Земельный участок 1,8 га
• Внешние размеры 186 х 116м
• Самая высокая раковина 67 М
• Вес крыши 26 700 т
• Готовые сегменты крыши 2 914 шт.
• Площадь поверхности крыши 18 500 куб. м