Архитектурные
статьи



История древних армянских архитектурных сооружений в Иерусалиме

Биография и творчество великого архитектора Леон Баттиста Альберти

Филиппе Брунеллески,- кто Он?

Божественное вдохновение требует одиночества и размышления. В истории искусства Микеланджело






 
   

ЭЧМИАДЗИН В РАННЕХРИСТИАНСКУЮ ЭПОХУ
продолжение, часть седьмая

Центрическое четырехстолпное здание восстанавливает и В.Григорян, полагающий, что экседры присутствовали еще в изначальной композиции церкви и примерно в таком же виде но с поздними стилистическими чертами еще 160 лет назад реконструкцию собора IV в. представил Дюбуа дэ Монпере. Многое в реконструкции сделано интуитивно, есть и явные ошибки (сохранен барабан XVIIв.), но основная идея оказалась на редкость здравой отчасти подтверждается археологическим материалом и современным знанием армянского зодчества. Этот материал не содержит никаких данных, способных опровергнуть предложение, сформулированное В. Григоряном, но у нас нет и конкретных его доказательств. Нам ничего не известно ни об экседрах, ни о столбах собора, основанного св. Григорием. Не доказано, что базы, обнаруженные под базами конца V в. принадлежат именно тому времени. Их следует датировать между началом IV и примерно серединой V в. Наиболее слабым звеном в аргументации В. Григоряна представляется отсутствие аналогов, способных подтвердить датировку выдвигаемой композиции. Однако близкими взглядами недавно поделился С. А. Маилов. Отмечая отсутствие фактических данных о формах первого собора, кроме сообщения Агатангелоса, он считает, что "в этих условиях объективнее учитывать положения, вытекающие из следующих реалий: после неоднократных восстановлений, относимых к раннему Средневековью, ...типологическая основа сооружения могла, подобно генетическому коду, остаться неизменной"! Фактически, предложенная версия опирается на некие "реалии", о которых мы ничего не знаем.
Вопрос о формах первого собора в этих исследованиях отчасти решается на основе сведений Истории Армении Агатангеоса - личности начала IV в., труд которого, однако, дошел до нас в сильно отредактированном виде. В частности, приводимое в этом сочинении Видение св. Григория, описывающее балдахинообразное сооружение на четырех колоннах, по подобию которого, согласно тексту, была возведена первая церковь, вероятно, является добавлением VII в. Описываемое в нем сооружение своими тремя колоннами стоит над местами мученичества дев Рипсимид. Деятельность царя наряду с обустройством будущего собора также тесно сопряжена со строительством мартириев над могилами мучениц. Учитывая развитие почитания и формирование жития Рипсимид не ранее V в., правомерно выдвижение вопроса: не является ли представленное в Видении четырехстолпное сооружение продуктом литературного труда V или VI вв.? Следовательно, вопервых, нельзя утверждать о полном соответствии описания Агатангелоса тому содержанию Видения, которое могло существовать в начале IV в. и, следовательно, в вопросе реконструкции первой церкви нельзя буквально руководствоваться представленным в Видении образом. Во-вторых археологически доказанное существование четырехстолпного храма не позднее V в. позволяет поставить перед историками архитектуры обратный вопрос об отражении в образе описанного в нем балдахинообразного сооружении, реально существовавшего ко времени написания Видения св. Григория. Ведь таким актом могла быть обеспечена сакрализация форм Вагаршапатского храма.
Не исключен вариант присутствия в структуре первой церкви еще античного четырехстолпного сооружения, либо создание св. Григорием балдахи на на четырех опорах по подобию такого сооружения, находившегося посреди Вагаршапата. Ведь собор занял место в цитадели Вагаршапата, находящееся на пересечении двух главных дорог, ведущих из Арташата и от Мецаморского моста. Сама цитадель, укреплявшаяся в конце II в. расквартированным в Вагаршапате римским легионом, по реконструкции Арт. Григоряна, имела прямоугольный периметр, примерно совпадающий с границами Эчмиадзинского монастыря. В римских городах и военных лагерях подобной планировки на пересечении главных улиц стояло здание претория или тетрапилон. Имению такой монументальный тетрапилон мог быть и в центре армянской столицы, на пересечении ее главных улиц. Относительно принимая такую версию, следует, однако, учитывать, что обнаруженные нижние базы столбов никак не перекликаются с античными формами. Вероятно, древнейшее сооружение было полностью уничтожено персами в IV в.
Предложенная версия также остается на уровне догадки, и относительно реальной архитектуры собора начала IV в. следует признать отсутствие бесспорно относящихся к ней археологических и современных этому строительству историко-литературных фактов. Единственным фрагментом от времени Просветителя, возможно, является рельеф из трех колец-венков, присутствующий на южной стене юго-западного угла нынешнего собора и исследуемый в следующем разделе.
Поэтому, не вдаваясь в граничащие с фантастикой необоснованные теоретические рассуждения, представляется разумным пока воздержаться от выдвижения новых, гипотез о формах первого собора, ограничившись более конкретными выводами относительно форм собора, приобретенных в результате его перестроек.
Собор 400 г. Подтверждая мнения о принадлежности нынешних стен и столбов концу V в., кажется, нельзя считать эту композицию разработкой конца V в., как и сомнительно относить ее к началу IV в. В этом смысле предпочтительной выглядит методика С.Х. Мнацаканяна, пытавшегося выявить промежуточные фазы восстановлений собора, которые, кстати, прямо или косвенно отмечены в летописях.

Для обоснования собственной версии необходимо вновь обратиться к части натурного археологического материала, полученного раскопками А.А. Саиняна, и в первую очередь попытаться оценить характер баз, обнаруженных под базами подкупольных столбов V в. Расстояние между парами столбов и между столбами и стенами, а также разница нагрузки от отдельных участков верхней зоны отразились на ширине лопаток столбов. Две наиболее широкие лопатки обращены от каждого из них к соседним столбам. Они воспринимали нагрузку от шатра, поставленного на каменный, скорее всего кубовидный барабан. Две другие, более узкие, обращены к стенам. Никаких оснований стен, пересекавших направления пролетов арок между столбами и нынешними стенами не известно, а размеры южной лопатки единственно обмеренного во время раскопок юго-западного столба, равные восточной лопатке, свидетельствуют в пользу такого же пролета арки и в поперечном направлении. Соответствие границ квадратной части наоса храма V в. (то есть, и нынешнего храма) месту стен IV в. доказывает А. Хачатрян.


1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 8