Архитектурные
статьи



История древних армянских архитектурных сооружений в Иерусалиме

Биография и творчество великого архитектора Леон Баттиста Альберти

Филиппе Брунеллески,- кто Он?

Божественное вдохновение требует одиночества и размышления. В истории искусства Микеланджело






 
   

Кафедральный собор Сурб Эчмиадзин и восточнохристианское зодчество IV - VII веков

  Патриарший собор Армянской Церкви в древнем Вагаршапате, Сурб Эчмиадзин — один из известнейших и прославленных раннехристианских храмов. История его существования с частым чередованием строительства и обновления с разрушениями, эпохами предания забвению и ветшания, пожалуй, не имеет себе равных среди множества других армянских церквей. Кафедральный собор и монастырь, формировавшийся вокруг него с раннехристианской эпохи, служили важнейшим духовным центром армян, а порой и соседних народов.
Возведение собора в начале IV в. связано с деятельностью Григора Лусаворича (Григория Просветителя) и царя Трдата Аршакуни, его восстановления в IV, V и VII вв. — с выдающимися личностями католикоса Саака Партева, марзпана Ваана Мамиконяна и католикоса Комитаса Ахцеци. Затем наступило многовековое ветшание здания, связанное с особенностями развития армянской истории, с почти постоянным присутствием в Араратской долине иноверцев. Лишь после окончательного обоснования здесь патриархата Армянской Церкви в 1441 г. собор и монастырский комплекс Эчмиадзина становятся объектами постоянной заботы. С XVII в. храм восстанавливается и обстраивается, а с начала XX в. периодически изучается и научно реставрируется. В нынешнем виде центрическое четырехстолпное крестово-купольное здание собора представляет собой сложную структуру с напластованием разновременных кладок и пристроек.

Величественный храм на легендарном месте Сошествия Единородного, указанном в Видении Григория Просветителя, приковывал интерес историков искусства на протяжении последних полутора-двух столетий. Ученые пытались распознать происхождение его необычной композиции, время основания и перестроек, принадлежность отдельных строительных слоев деятельности католикосов и князей, о чем прямо или косвенно упоминается в летописях.
Собор отмечен еще в работе Шардена, запечатлевшего памятник в рисунках последней четвери XVII в., уже после пристройки к нему колокольни, повышения центральной главы и надстройки ротонды над южной экседрой. Пионером научного изучения архитектуры Эчмиадзинского собора является Ф. Дюбуа де Монпере, представивший первую реконструкцию его первоначального облика.
Описание собора с публикацией ценных сведений о его перестройках, о преобразованиях в XVII-XVIII вв. составляют значительный раздел труда О. Шаххатунянца5. Краткие замечания о формах собора содержатся в последующих публикациях А. Муравьева, Ш. Тексье, М. Броссе, Д. Гримма, допускавшего восхождение «внутренних» стен к IV в., Г. Алишана, и в ранней работе И. Стржиговского, отмечавшего греческое влияние в сохранившихся древнейших частях храма. К сожалению, в самом известном труде этого ученого об армянской архитектуре обращения к собору Эчмиадзин минимальны и навеяны взглядами Т. Тораманяна, снабдившего австрийского коллегу богатой обмерной и фотодокументацией.
Исследование Т. Тораманяна оказалось значительно более обстоятельным — ведь впервые за такое дело взялся специалист по армянской архитектуре, имеющий широкий опыт обмеров памятников и наблюдений. Но эта попытка изучения архитектуры Эчмиадзина, будучи новаторской, содержала принципиальные ошибки, отчасти повлиявшие на дальнейшие исследования армянских памятников. Так, ученый посчитал, что первоначально храм не имел выдвинутых экседр, а представлял собой вписанный в кубовидный объем тетраконх, угловые компартимены которого были изолированы от центрального пространства и увенчаны малыми куполами. Эта реконструкция первоначального вида отражала формы собора Апостолов в Ани, который Т. Тораманян рассматривал в качестве копии Эчмиадзина. В критической статье Н.Я. Марр верно заметил, что Анийская церковь X-XI вв. не воспроизводила эту композицию, поскольку, даже по версии Т. Тораманяна, Эчмиадзин приобрел выдвинутые экседры и новую внутреннюю структуру в VII в., которые никак не отразились в его предполагаемой копии. Н.Я. Марр высказал возражения и по поводу вольной трактовки исторических сведений, как и о необоснованности приписывания перестройки Вагаршапатского собора католикосу Нерсесу III Таеци (641-661).
Важную долю фактического материала приоткрыли раскопки 1955-56 и 1959 годов, осуществлявшиеся в связи с капитальным ремонтом храма. Наиболее подробные сведения относились к формам собора, восстановленного в 80-е гг. V в. Но были выявлены и фрагменты более древнего здания. Возглавлявший раскопки А.А. Саинян склонялся в пользу его базиликальной формы с тремя парами столбов, тогда как А. Хачатрян - центрической четырехстолпной крестово-купольной постройки с квадратным периметром внешних стен.
Оба мнения имели своих последователей. Первое развивалось и наиболее оригинально интерпретировалось в исследованиях Н.М. Токарского, С.Х. Мнацаканяна и О.Х. Халпахчьяна. Второе — в работах А.Б. Еремян, М.М. Асратяна, В. Григоряна и С.А. Маилова, отчасти В.М. Арутюняна. Конкретные версии и аргументация этих ученых подробно рассмотрены в главах монографии.
Ограниченность фактического материала позволяла решать вопросы реконструкции в соответствии с представлениями о процессах развития армянского зодчества. Поэтому многие реконструкции оказались подчиненными искусственно созданным теориям, и редкие последние исследования демонстрируют отказ от этих стереотипов. В то же время, в некоторых работах заметны либо отрыв от реального исторического фона и от рассмотрения произведения в контексте зодчества эпохи, либо подчинение выводов теоретическим рассуждениям, не подкрепленным натурным изучением памятника.

Эчмиадзин. Обмерные чертежи собора, отражающие его состояние в начале XX в.

Западный фасад

Северный фасад

Продольный разрез с видом на север


2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8