Архитектурные
статьи



История древних армянских архитектурных сооружений в Иерусалиме

Биография и творчество великого архитектора Леон Баттиста Альберти

Филиппе Брунеллески,- кто Он?

Божественное вдохновение требует одиночества и размышления. В истории искусства Микеланджело






 
   

История армянской церковной архитектуры
продолжение, часть четвертая

Базилика эта стояла до 80-х гг. V в., т. е. вплоть до того, как была разрушена до основания Ваганом Мамиконяном, предпринявшим на ее месте сооружение существующего ныне собора. Мнение Т. Тораманяна о плане и формах Эчмиадзина не подтвердилось, так как при исследовании собора не было обнаружено никаких следов внутренних абсид и стен угловых помещений. Дошедшая до нас крестообразная композиция с четырьмя пилонамии и выступающими наружу абсидами, как полагает А. Саинян, была создана уже прн Вагане Мамиконяне Ознакомление с остатками древних сооружений в соборе наводит нас на мысль, что первой христианской постройкой здесь была не трехнефная базилика, а однонефная церковь, которой и принадлежала обнаруженная абсида.

Окончательное суждение о выводах исследователя в отношении истории строительства собора и его вида на отдельных этапах существования может быть составлено лишь по опубликовании подробных обмеров и надлежаще документированных реконструкций, обязательных для подобного рода исследований.
Вопросу о происхождении и развитии центрических купольных композиций в Армении все исследователи уделяют большое внимание, считая, что основой их в церковном зодчестве является квадратный в плане объем, завершенный куполом. Однако до настоящего времени в Армении ни в светской архитектуре, ни среди церквей раннего периода не было обнаружено купольных зданий этого простейшего типа и исследователям приходилось ограничиваться лишь предположениями. Раскопки, произведенные нами в 1960 - 61 гг. в селении Вохджаберд, расположенном на гарнийском шоссе в 17 км от Еревана, восполнили этот существенный пробел в истории средневекового армянского зодчества.
На пашне к западу от возвышенности, на которой расположено у шоссе селение, были открыты развалины небольшой церкви. В плане она представляет точный квадрат (4,08X4,10 м). Алтарная абсида (полукруглая, как обычно, внутри) выступает тремя гранями с восточной стороны. Как и в раскопанной кладбищенской церкви расположенного по соседству Джрвежа, стены снаружи имеют цоколь из трех массивных ступеней; исключение представляет алтарь - здесь в связи с повышением почвы ступеней только две. Из архитектурных деталей были найдены в первый год раскопок лишь импост конхи, которая перекрывала абсиду и обломок базы аттического профиля одной из колонок дверного портала. По характеру архитектуры (выступающая абсида, ступенчатый цоколь) открытая церковь очень сходна с джрвежской; даже внутренние, поперечные размеры (4.08 м) совпадают до сантиметра. Но в отличие от джрвежской и вообще от ранних однонефных церквей, вытянутых с спада на восток, она-квадратна. Это наталкивало на мысль о купольном перекрытии. Но в результате первого года раскопок можно было высказывать только предположение, так как не было найдено ни одного камня из сводов.

В 1961 году раскопки были продолжены вокруг здания и полностью подтвердили предположение о куполе. Были найдены два тромпа из четырех, создавших в углах переход от квадрата к кругу купола. В отличие от зданий с восьмигранным барабаном, где размер тромпа должен быть равным стороне восьмиугольника, здесь тромпы меньше. Кроме того, лицевая поверхность камней, в которых они высечены, имеет циркульное очертание. А это означает, что тромп (прямоугольный в плане) входил непосредственно в состав свода у его основания. Это для Армении первый случай купольной церкви без барабана, указывающий на очень раннюю дату (возможно, IV век). К сожалению, такие существенные детали как карниз и обрамления окон при раскопках не обнаружены.
Восточная базилика в противоположность западной, где нефы разделялись рядами часто поставленных колони, могла быть увенчана куполом без каких-либо органических изменении в конструкции. Если в западной базилике нельзя этого делать без введения дополнительных опор, то в восточной было вполне достаточно, увеличив сечения столбов, расстaвить их с таким расчетом, чтобы средний неф оказался раз бнтым на квадраты. Подобную расстановку столбов можно видеть в церквах в Ереруйке, Каеахс, Аштараке, хотя они и не имеют еще купола. Армянские зодчие в полной мере учли это обстоятельство и создали в первой половине VII в. ряд превосходных купольных базилик.
Одним из характерных образцов этого типа является величественный собор в Мрене, сооружение которого, согласно имеющейся на нем строительской надписи, закончил в 639 или 640 г. князь Давид Сааруни. Здесь вытянутый с запада на восток прямоугольный зал разделен на три нефа двумя парами стройных пилонов, по форме и расположению напоминающих скорее столбы базилики, чем опоры купольного здания. В этом нетрудно убедиться, сравнив их сечение с сечением столбов уже знакомых нам базилик; налицо-совершенно логичное развитие Т-образной формы. Нельзя поэтому согласиться с мнением Т. Тораманяна, который, разбирая вопрос о Текоре, усмотрел и в Мрене перестройку базилики в купольное сооружение, для обоснования чего ему пришлось проделать на чертеже сложную, но конструктивно неосуществимую операцию над пилонами собора, не подтвержденную, кстати, и нашими наблюдениями на месте.

Средний неф значительно выше боковых; его продольные стены, возвышающиеся над односкатными кровлями боковых нефов, возведены на арках (а), перекинутых от пилонов к пилястрам западной и восточной стен зала. Все три нефа пересечены в среднем пролете (а не перед алтарем) трансептом (б) такой же высоты, как и главный продольный неф; стены трансепта, в свою очередь, основаны на арках (в), идущих от пилонов к пилястрам северной и южной стен. Средний продольный неф и трансепт, покрытые по полуциркульным сводам двускатными кровлями, образуют верхнюю крестообразную часть здания, вырастающую из основного прямоугольного массива, в центре которой высится барабан, покрытый куполом. Так в купольных базиликах VII в. зарождается форма крестовокупольного храма, столь характерная в последующие века для церковного зодчества страны.Арки (г) между пилонами образуют подкупольный квадрат, в углах которого размещены тромпы (д), служащие переходом к восьмигранному барабану, увенчанному полусферой, скрытой под пирамидальной кровлей. Угловые части храма (е) перекрыты продольными цилиндрическими сводами, над которыми расположены односкатные кровли. Это по называет, что архитектор, проектируя свою постройку, взял за основу базилику, в которой в связи с купольным решением ему пришлось все нефы пересечь трансептом.
Бэма (ж), выступающая, пятигранная снаружи, абсида и два придела по бокам удлиняют здание в восточной части, вследствие чего с юга и с севера барабан кажется сдвинутым к западу. Из описания мренского собора видно, что зодчие первоначально ставили купол на базилику с таким расчетом, чтобы он находился в центре помещения для молящихся, основной объем которого имел подчеркнутую большей высотой крестообразную форму. Этого они достигли, сократив число столбов на одну (западную) пару. G. Millet, давая описание византийских памятников, приводит примеры подобных церквей в Византии, которые по плану он называет «сложным крестом». У автора вопрос о возникновении подобного плана не освещен, но имеется указание, что такие же сооружения встречаются и в Армении. Он справедливо отмечает, что собор в Мрене и церковь Гаяне в Вагаршапате напоминает базилику, а также, что крестовокупольные церкви Армении представляют собой базилику с трансептом посередине. Действительно, названные памятники, созданные значительно раньше подобных им византийских, убедительно свидетельствуют о том, что в Армении этот тип был разработан на основе базилики. Одно это обстоятельство уже показывает несостоятельность не так давно широко распространенного взгляда на армянское зодчество как на одну из ветвей византийского искусства. В Армении процесс формирования крестовокупольного типа был завершен в то время, когда в Византии только нашли создаваться первые известные нам церкви типа «сложного креста».
Кроме собора в Мрене, к числу выдающихся памятников того типа должны быть отнесены церкви в Багаване, Одзуне и Вагаршапате (св. Гаяне).
Сооружение грандиозного храма в Багаване было закончено в 639 году. По своим размерам 16Х27 м он превосходит все наиболее крупные постройки первой половины VII века. Сейчас он стоит без купола, убранство входов частью отсутствует, частью переделано; многочисленные широкие окна заложены, что придает фасадам несколько подслеповатый вид; и все же этот могучий памятник армянского зодчества производит исключительно сильное впечатление. Превосходно разработана восточная часть с, тремя выступающими трехгранными абсидами, завершенными монументальным карнизом с крупными зубцами.
Точная дата сооружения церкви в Одзуне (Узунларе) не известна. Новая надпись на северо-восточном пилоне гласит, что церковь возобновлена в1888 г. и построена в 735 г. католикосом Иоанном Одзунским. Едва ли, однако, в VIII в. в Тяжелые годы арабского владычества могли построить такое выдающееся по своим художественным достоинствам здание. С другой стороны — и это особенно существенно - характер архитектурных форм и убранства позволяет вполне уверенно отнести этот памятник к первой половине VII в., а то и к более раннему времени. Здесь даже сохранена примечательная деталь. Присущая древним армянским базиликам, вдоль южной и, северной стен идут открытые галереи, с приземистыми столбами, соединенными, арками. В западном конце они упираются в глухую паперть с входом посредине,- а в, восточном - заканчиваются маленькими часовенками. Из элементов скромного убранства обращают на, себя внимание играющий на солнце светом и тенью, арочный карниз, барельефы по сторонам арок оконных, проемов наличник западной двери, украшенный резней, очень хорошо прорисованной вьющейся виноградной лозой.
Церковь Гаяне в Вагаршапате, капитально перестроенная католикосом Езром в 630 г., повторяет формы купольных базилик: купол находится в центре помещения для молящихся, алтарная часть с двумя приделами и снаружи имеет вид более низкой пристройки, удлиняющей восточную половину здания. Однако сравнение пионов вагаршапатской церкви с мренскими показывает, что архитектор хотел подчеркнуть центричность своей постройки: здесь (как и в Багаване) профилированные стороны пилонов обращены не и средний неф, как в Мренс, а в подкупольную, просторную часть. Открытая паперть с западной стороны пристроена в 1683 г.
Главная абсида и абенды приделов в церквах этой группы иногда выступают гранями из основного массива здания (Мрен, Багаван), что можно объяснить их близостью к древним базиликам Армении, в которых, как уже видели, также встречаются выступающие абсиды. В дальнейшем зодчие начинают ставить купол в центре своей постройки. Они достигают равновесия между западной и восточной половинами без изменения схемы купольной базилики тем, что приближают алтарную абсиду и расположенные по бокам приделы к восточной паре пилонов. Так поступил, например, как увидим дальше, знаменитый строитель собора в Ани, архитектор Трдат, работавший в X-XI вв.. В этих постройках абсида снаружи больше не появляется,- ее всегда скрывают внутри между приделами.
В VII в. были построены соборные церкви в Двине и Талине, в которых зодчие развили тип купольной базилики. придав ей под щипцами южного и северного фасадов выступающие абсиды. Двинский собор св. Григория, постройка которого была начата Смбатом Багратуни и закончена католикосом Комитасом и первой трети VII века разрушен до основания; но по остаткам, вскрытым раскопками, путем сопоставления их со сходными по плану, лучше сохранившимися развалинами в Талине можно составить представление о его виде. Свидетельство Себеоса, на котором мы основываем датировку двинского собора, не оставляет сомнений в том, что речь идет именно об этой постройке. Историк отмечает беспокойств персидского начальника двинской крепости по поводу того «что (церковь) очень близка к крепости и представляет опасность со стороны врагов». Действительно, раскопанные развалины находятся у самого крепостного рва к западу от главного холма.

1 - 2 - 3