Архитектурные
статьи



История древних армянских архитектурных сооружений в Иерусалиме

Биография и творчество великого архитектора Леон Баттиста Альберти

Филиппе Брунеллески,- кто Он?

Божественное вдохновение требует одиночества и размышления. В истории искусства Микеланджело






 
   

История армянской церковной архитектуры
продолжение, часть вторая

Главный неф заканчивался в восточной части алтарной абсидой, помещенной между двумя сводчатыми приделами, сильно выступающими на северном и южном фасадах. В западной части базилики этим выступам отвечают две пристройки, имевшие, вероятно, в свое время вид двухэтажных башен, как это можно наблюдать в сирийских памятниках (Калб Лузе, Турманин и др.), с которыми ереруйкская базилика имеет известное сходство. Центральное помещение было окружено с тpex сторон портиками, заключенными между башнями и восточными выступами. На плане, составленном Т. Тораманяном, показаны арки, которыми колонн и портиков соединялись между собой и с пилястрами стен; существование фасадных арок не вызывает сомнений, так как остатки одной сохранились в восточном конце южною портика, около абсиды, которой он (как и северный) здесь заканчивается; что же касается поперечных арок, то едва ли они вообще были, так как не только не видно никаких следов сопряжения их со стенами, но над самыми пилястрами проходит сплошной поясок, украшенный сухариками. Стропила односкатных черепичных кровель боковых галерей опирались, вероятно, одним концом и а стены здания выше этого пояска, а другим- на стенки над фасадными арками. Стропила кровли западного портика могли быть уложены одним (верхним) концом на пилястры. Позднее здесь возвели новый портик, остатки свода которого видны и сейчас; при этой перестройке был уничтожен фронтон западного входа. Портики базилики, построенной в V в., предназначались для тех, кто готовился к переходу в христианство и не мог быть еще допущен в храм; об этом убедительно свидетельствует купель (бассейн для крещения), помещенная в абсиде южной галереи.

Вопрос о виде перекрытия ерсруйкской базилики не может считаться окончательно решенным. И. Стржиговский полагает, что она была сводчатая с неполными полуцилиндрами над боковыми нефами, так как иначе одна их пята оказалась бы ниже замка продольных арок между столбами. Такую реконструкцию он основывает на одном камне в северо-восточном углу северного нефа, и потому к ней надлежит отнестись с большой осторожностью, тем более, что можно привести доводы в пользу деревянного перекрытия. Решающее значение при выяснении вида перекрытий в Ереруйке должны иметь характерные особенности самого памятника, отличающие ею от трехнефных базиличных церквей Армении, безусловно имевших своды (Касах, Аштарак и др.). В этих сооружениях строители, прекрасно понимавшие необходимость погашения распора большого свода среднего нефа, не вознесли его высоко над боковыми, а поместили под общей двускатной кровлей, создав устойчивую конструктивную систему, в которой было достигнуто необходимое равновесие между действовавшими в ней внутренними силами. В Ереруйке в случае покрытия среднего нефа сводом его основание должно было располагаться выше окон; при этом средняя часть базилики была бы непомерно вытянута по высоте, а весь распор свода приходился на свободно стоящие продольные стены, ослабленные оконными проемами. При деревянном перекрытии стропила могли быть расположены на любой высоте над окнами среднего нефа в соответствии с художественными замыслами выдающегося мастера, создавшего этот замечательный памятник армянской архитектуры. Какое же назначение могли иметь пилястры Т-образных столбов и наружных стен внутри боковых нефов при отсутствии сводов? Ответ дает сравнение ереруйкской базилики с теми сирийскими памятниками, в которых не было сводов.
Эти пилястры показывают, что поперек здания во всех трех нефах были переброшены арки; на них так же, как и в сирийских постройках например, в Рувейа, могли быть возведены поперечные стены, заканчивавшиеся щипцами в средней части и полущипцами по бокам, которые вместе со стропилами поддерживали обрешетку черепичной кровли. И, наконец, в Ереруйке могла найти применение комбинированная система перекрытий: в среднем нефе-дерево, в боковых - неполные полуциркульные своды с подпружными арками.
Архитектурный наряд здания скромен: вокруг окон с циркульным верхом идут тяги, отгибающиеся в стороны у основания проема, в которых можно усмотреть первоисточник классического армянского оконного архивольта - «бровки», ставшего к VI в. излюбленным завершением окон в армянском зодчестве.
Такая форма обрамления окоп свидетельствует, что в убранстве ереруйкская базилика имеет общие черты с сирийскими образцами. В Сирии основой обрамления является горизонтальная тяга, идущая на уровне низа оконных проемов и огибающая их в виде наличника по бокам и сверху. В некоторых памятниках, где окна помещены рядом, тяга эта переходит внизу из одного наличника в другой по дуге круга. Известны также случаи, когда горизонтальный поясок, подобно импосту, поднят на уровень пятой арки, завершающей оконный проем, и огибает его только сверху, как архивольт. Такое решение встречаем в VII в. в Армении на ал тарных окнах при многогранной выступающей абсиде (Мрен. Агарак). Хотя в Ереруйке обрамления окон и не соединены между собой горизонтальными поясами, связь их с этой сирийской системой несомненна, на что указывают короткие, отогнутые в стороны концы у основания окна. Такая форма не получила широкого распространения в армянском зодчестве; пройдя через промежуточную стадию, в которой отогнутые концы располагались, как в Касахе, примерно на середине высоты окна, она переродилась в так называемую бровку, встречаемую спустя столетие повсюду на церквах Армении. Бровка не имеет вертикальных элементов, и концы ее, отогнутые в стороны, заканчивают непосредственно дугу, охватывающую верх окна.
Центральное окно западной стены ереруйкской базилики - тройное с двумя колонками. Двери перекрыты архитравно большими каменными плитами, над которыми сделаны разгрузные прорези; по бокам дверей - пилястры с трехчетвертными колоннами, между которыми переброшены профилированные подковообразные арки, прорезающие фронтоны; базы состоят из плинта, вала и выкружки, капители украшены остролистными резными пальметами. Равноконечный «сиримский» крест, в большинстве случаев вписанный в круг и сопровождаемый либо шестилопастными розетками по бокам, либо растительными побегами, виден всюду: на архитравах дверей, капителях и базах пилястр, между арками западного тройного окна. Сухарики оживляют подковы триумфальных арок абсид, карнизы дверных фронтонов и обрамления некоторых окон.

Собор в Текоре, в нынешнем виде купольное здание, был уже в глубокой древности перестроен из трехнефной базилики, сходной с ереруйкской. Об этом свидетельствуют особенности его плана и отделки. Так. по сторонам алтарной абсиды, незначительно выступающей тремя гранями на восточном фасаде, помещены два продолговатых (с севера на юг) придела. Они образуют на северной и южной сторонах здания два выступа, от которых начинались не существующие ныне открытые галереи, охватывавшие его с трех сторон, на что указывают размеры верхней площадки многоступенчатого основания. Форма и расположение приделов, открытые галереи, в одной из которых имеется небольшая абсида, мощное основание сближают Текор с Ереруйком и позволяют исследователям без боязни впасть а ошибку, считать, что здесь первоначально стояла базилика, сооруженная примерно в то же время, что и в Ереруйке. Такой датировке не противоречит и остролистный растительный орнамент в убранстве дверей текорского собора, разработанном и выполненном с большим мастерством. Оформление дверей состоит из двух приземистых пилястр, лицевые стороны которых имеют по две колонны, объединенные массивными капителями, поддерживающими широкую декоративную арку. Кружевной узор из поставленных в ряд пальмет покрывает поверхность капителей. Эта композиция пользуется большой популярностью среди советских архитекторов Армении, и ее можно видеть на многочисленных зданиях Еревана и других центров республики. Искусная резьба украшает также широкий наличник, окаймляющий дверной проем.
Текорская базилика на своем веку претерпела много всяких трансформаций; самой коренной перестройкой, совершенно изменившей ее внешний и внутренний вид, было сооружение купола на четырехгранном снаружи «барабане». Для того пришлось сломать столбы, разделявшие внутреннее пространство базилики на три нефа, и заменить их четырьмя пилонами. Между ними были переброшены арки, образовывавшие подкупольный квадрат. Переход к восьмиграннику, служившему основанием для завершавшей всю систему полусферы, был достигнут внутри «барабана» с помощью четырех наклонных трапеций в углах. Центральная часть собора была пересечена поперечным нефом - трансептом, который в сочетании с главным продольным нефом образовывал крестообразный верх здания.
Прежде чем перейти к ознакомлению с другими трехнефлыми бескупольными церквами следует отметить, что при общности принципиального решения эти постройки по внутренним пропорциям могут быть разбиты иа две группы. Одно,- ближе стоящая к ереруйкской базилике, характеризуется большем простором интерьера, благодаря большим пролетам между столбами, разбивающими пространство главного нефа на квадратные в плане части. Объединяет эти постройки также постоянное число столбов в каждом ряду (три) и Т-образная форма их сечения. Соотношение внутренних размеров постоянно и равно примерно 1:2 (в Ереруйке—1:2,4). Во второй группе число столбов больше и ставятся они чаще, что как бы изолирует пространство среднего нефа от боковых и создает впечатление большей протяженности здания с запада на восток. В базилике Двина и фактическое отношение длины к ширине больше, чем в церквах первой группы.
В связи с развернувшимся церковным строительством армянским зодчим пришлось решать сложные архитектурные задачи, совершенствуя строительные приемы, выработанные на протяжении веков сообразно с местными условиями. В стране, изобилующей прекрасным строительным камнем, издавна славящейся искусными каменщиками, зодчие, естественно, должны были обратиться к сводчатым конструкциям, в отличие от деревянных, более отвечавшим монументального характеру возводимых построек. И, действительно, в пятом, а может быть уже и в четвертом веке появляются трехнефные бескупольные церкви, покрытые сводами под общей двускатной кровлей. Так создается новый вид базиличной церкви, называемой иногда «зальным типом».
Церковь в Касахе - одна из первых сводчатых базилик подробно обследована и обмерена А. Саиняном. Это - прямоугольное в плане здание, внутренние размеры которого составляют отношение 1:2 Оно разделено тремя парами столбов Т-образного сечения на гри нефа. Расположение столбов примерно такое же, как в Ереруйке, что позволяет отнести памятник по плану к названной первой группе. В продольных стенах столбам отвечают пилястры, на которые опирались подпружные арки боковых сводов. Форма столбов свидетельствует о том, что такие же арки были и в своде главного нефа. Сохранившиеся продольные арки между столбами и подпружные арки сводов имеют ясно выраженное подковообразное очертание, как и план абсиды, выступающей наружу пятью гранями. Все три свода скрыты под общей двускатной кровлей, образовывавшей в свое время на западной и восточной стенах фронтоны. Такая форма завершения стен встречается только в самых ранних церквях и в дальнейшем (к VII веку) повсеместно вытесняется щипцом.

1 - 3 - 4